Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 56

Форма входа

Главная » 2013 » Август » 17 » ГРЯДУЩЕЕ И ДУМЫ
11:51
ГРЯДУЩЕЕ И ДУМЫ

Николай Выхин

 

ОПТИМАЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ ВЛАДИМИРА ПУТИНА

Подзабытый жанр «политинформации»

 

Есть в этом какой-то познавательный перекос (по научному – «когнитивный диссонанс»): ум никак не возьмет в толк, как у одного человека (президента Путина) могут быть сразу две оппозиции, обвиняющие его в прямо противоположных действиях. Это, как всем хорошо известно, непримиримая оппозиция антирыночных сил (леваки России, те, что левее системной КПРФ) и столь же непримиримая либерально-рыночная оппозиция.

 

Первая оппозиция обвиняет Путина в том, что он либерал-рыночник, насаждающий рыночные отношения. Вторая с не меньшим озлоблением настаивает, что Путин – антирыночный политик, выкорчевывающий рыночные отношения…

Как один и тот же человек может насаждать то, что выкорчевывает и выкорчевывать то, что насаждает? Сразу оговорюсь, что версию «оперативной игры» с нами, друг-читатель, я отметаю. 

Кто мы с вами такие, чтобы ради нас затевать сложную, дорогостоящую и очень рискованную (а ну как выйдет из под контроля?) игру? Не будем переоценивать свое значение, господа российские простые обыватели. 

Когда было нужно, мы уже проглотили и распад СССР, и «перевыборы» Ельцина, так что в высшей степени наивно думать, что одна из двух оппозиций Путину создана «понарошку», чтобы нас обманывать. 

На кой черт нас обманывать, когда мы и без обмана ничего сделать не может, чему примером все бессилие наших возмущений последние 20-25 лет?

Думаю, очевидно, что и антирыночная и либерально-рыночная оппозиции Путину имеют под собой реальную основу. Но что это за основа?

 

***

В свое время нас очень жестоко обманули. Рыночные реформаторы солгали нам, что существует только одна альтернатива командной системе экономики, и назвали её рыночной.

Этот обман выветрил и обесценил наше понимание (достаточно ясное в 1991 году) ИСТОРИЧЕСКОЙ ТУПИКОВОСТИ АНТИРЫНОЧНЫХ СИЛ.  А ведь тогда мы не просто сравнивали (с понятным результатом) свои автомобили с немецкими, а северную Корею с южной.

Мы понимали нечто более важное, чем простые сравнения. Мы поняли тогда, что человек, у которого ампутированы частная выгода и личный интерес – не супермен, а инвалид. Что отсутствие личного интереса отменяет в итоге и саму личность. Что если исповедовать мораль «живи, как все», то общество вечно обречено равняться по худшим.

Более того, можно, видимо, с уверенностью говорить (это и сделал великий математик и обществовед И.Шафаревич в своей знаменитой книге «Русофобия»), что РАЗГУЛ АНТИРЫНОЧНЫХ СИЛ УБИВАЕТ СМЫСЛ ЖИЗНИ, ЛИШАЕТ ЛЮДЕЙ ЖЕЛАНИЯ ЖИТЬ.

Однако очень важно отметить, что у антирыночной системы не одна, а две альтернативы. Первая лучше антирыночной системы, вторая хуже.

Речь идет о биорыночной системе и рынкоцидной системе.

 

Как их понять всем и каждому?

 

1 вариант: личный интерес вообще не удовлетворять, частной выгоде не способствовать. Можно? Конечно, да, если есть такое желание. Антирыночная система – отрицает личный интерес и потому просто не удовлетворяет его никак. Она рассуждает примерно следующим образом: «мне плевать, что ты хочешь сандалии, всем раздали валенки, и ты ходи, никто не гундит, и ты заткнись».

 

2 вариант: личный интерес можно удовлетворять, частной выгоде способствовать ростом общего потребления. Этот вариант предполагает, что потребительский платежеспособный спрос должен постоянно у всех расти, чтобы частный интерес каждого был удовлетворен. Именно в этом варианте человеку предлагают выбор между валенками и сандалиями с правом самому решать, в чем больше нравится щеголять.

 

3 вариант: Личный интерес можно удовлетворять, а частной выгоде способствовать сокращением числа потребителей. Это – альтернативный росту потребления вариант. Чего тут непонятного? Если вы хотите увеличить порцию супа в тарелке, то у вас есть два пути: или варить побольше супа, чтобы каждый получил побольше супа в тарелку, или выгнать часть обедающих – тогда оставшимся можно будет налить в тарелки побольше. И при этом – что важно! – не придется искать кастрюли побольше, старая сгодится.

 

Как три вышеуказанных варианта соотносятся с народной жизнью, с бытом масс? Первый означает принудительное потребление навязанных благ без выбора, второй – богатый личный выбор, построенный на личных предпочтениях, третий – отсутствие всякого потребления для масс.

То есть не только сандалии по-прежнему недоступны, но ещё и валенки выдавать перестали! Есть чему возмутиться, согласитесь…

Что общего у системы, наращивающей общее потребление людей и системы, сокращающей с корыстной целью число потребителей? Видимо, только одно: обе они признают частный интерес и личную выгоду законным свойством человеческой натуры, в отличии от антирыночных сил, выбрасывающих личность вместе с отрицанием личного интереса.

Это (признание законности личного интереса и личного выбора) – пожалуй, единственное, что объединяет рынкоцидную систему с биорыночной.

Рыночная система, принесшая столько горя на нашу многострадальную землю, ассоциируется у наших людей с болью, как у первобытных огонь ассоциировался с пожарами и ожогами.

Не сразу боявшиеся и ненавидевшие огонь первобытные люди сообразили, что огонь можно приручить и выстроить на нем целую огненную цивилизацию! Вначале – пока человек не научился укрощать огонь – люди думали, что огонь есть чистое зло и стремились убежать из вспыхивавшей под ударами молнии саванны…

Диалектика жизни, меж тем такова, что ВСЯКОЕ КРУПНОЕ СИСТЕМНОЕ ЯВЛЕНИЕ НЕСЕТ В СЕБЕ И БОЛЬШОЕ ЗЛО И БОЛЬШОЕ ДОБРО В ПОТЕНЦИАЛЕ. Кому интересна подробная мотивация этого тезиса – могут пройти по ссылке[1].

Другим же, и так понимающим историческую обреченность социальных форм с дефицитом личностного начала и свободы выбора  могу сказать короче: видимо, не стоит нам с вами сжигать себя, доказывая жизнь напролет, что общество, отрезающее человеку всякий личный интерес и всякое понятие о частной выгоде – самое идеальное.

Общество, плодящее психических инвалидов – не может быть САМЫМ идеальным (хотя оно, конечно, лучше общества убийц).

Да, у общества без рынка могут быть достоинства, которые следует изучать, продолжать, возрождать – но в целом такого общества принять нельзя.  Общество, которое лишено и страха и азарта – уныло, тускло, чрезмерно предсказуемо и потому тошнотворно скучно.

 

***

Почему в 1991 году мы понимали это с вами, читатель, острее и лучше, чем сейчас?

Ельцинские реформаторы втащили нас в РЫНКОЦИД – геноцид средствами рыночной экономики. Если считать патологии командной экономики холерой, то в 90-е годы мы «исцелили» холеру прививкой чумы!

По прошествии ряда лет чума настолько замучила нас, что мы стали с теплой благодарностью вспоминать времена холеры, её симптомы и её лихорадку. Нам стало казаться, что это и не лихорадка вовсе была, а такой особый бодрый тонус безоблачного счастья…

Не мы в этом виноваты, читатель, а подлецы-реформаторы, запутавшие нам мозги и не разъяснившие, что есть два вида рыночных систем, категорически противоположных по смыслу.

То, куда мы вошли в 90-е годы – ЭТО РЫНКОЦИДНАЯ СИСТЕМА. То, куда нужно войти, чтобы зажить по человечески – БИОРЫНОЧНАЯ СИСТЕМА.

Мы признали в 1991 году частный интерес и личную выгоду законным свойством человеческой натуры, в отличии от антирыночных сил, выбрасывающих личность вместе с отрицанием личного интереса.

Это (признание законности личного интереса и личного выбора) – при общей наивности и малообразованности отравленного марксизмом общественного сознания толкнуло нас туда, куда легче всего упасть при выборе рыночных отношений: В ТРАГИЧЕСКУЮ СИТУАЦИЮ РЫНКОЦИДА, геноцида рыночными инструментами значительной, и постоянно обновляемой на жертвеннике части нашего населения.

Рынкоцид в быту нам хорошо знаком: это когда новых возможностей не дали, а старые отняли. Рынкоцид многих убил до смерти, и почти всех в нашей стране покалечил. Его кошмары породили в верхушке российской власти устойчивую чиновничью оппозицию практике ВСЕ БОЛЬШЕГО ОБОГАЩЕНИЯ ВСЕ МЕНЬШЕГО КРУГА ЛИЦ. Это выглядит омерзительно, и к тому же очень опасно, может кончится, как в 1917-м году…

Главным выразителем оппозиции рынкоциду при уходе Ельцина стал Владимир Путин. Для антирыночных сил с приходом к власти Путина ничего не изменилось: они как были, так и продолжают оставаться врагами системы.

Но вот для проводников рынкоцида изменилось очень многое. Рыночная экономика стала принципиально другой: она раньше шла по сжимающемуся контуру, теперь пошла по расширяющемуся, т.е. в обратном направлении.

Многим либералам такие перемены очень не понравились. Они и сформировали либеральную оппозицию Путину, которая ратует за продолжение РЫНКОЦИДА населения России. У этой оппозиции есть довольно открыто выражаемая людоедская идеология, смысл которой в том, что нищета – отличные шпоры для тренировки неприхотливости и покладистости быдла. Эта оппозиция решительно настаивает на сокращении потребления, в открытую требует снижения уровня жизни, зарплат и иных доходов простых людей, толщи населения.

Поэтому – чтобы читатель понимал – и возникли ДВЕ оппозиции Путину, каждая из которых обвиняет президента в противоположном «грехе». Путин получил в наследство борьбу с антирыночными силами, и сам своей политикой РАСШИРЕНИЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ создал себе оппозицию из числа сторонников рынкоцида.

То, что делает Путин – слишком рыночно с точки зрения антирыночников, и недостаточно рыночно с точки зрения либералов. Отсюда – и война на два фронта, война с особым ожесточением всех трех сторон-участниц…

Между тем факты говорят, что в РФ при Путине строится именно БИОРЫНОЧНАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИКИ. В ней рынок развивается не со «шпорами нищеты», а со шпорами возрастающего всенародного спроса. Судите сами:

По данным Федеральной службы государственной статистики (на апрель 2013 г.) средняя зарплата по России достигла 30 000 рублей. "Всемирный банк (ВБ) присвоил России статус государства с высоким уровнем доходов, передает телеканал РБК-ТВ. В сообщении отмечается, что последние 10 лет он был просто выше среднего. По итогам ежегодного мониторинга организации национальный доход на душу населения в год в России поднялся до 12,7 тыс. долл."

Средняя зарплата в РФ в реальном выражении (с вычетом инфляционной порчи) увеличилась по сравнению с 1999 годом в четыре раза. Личный автопарк граждан вырос в пять раз. Средняя цена личного автомобиля – выросла в три раза (более дорогие модели вошли в обиход россиян). Количество людей за чертой бедности сократилось в три раза – с почти 30%до 12% населения (что тоже, конечно, недопустимо много, но динамика очевидна).

Вот уже и РУССКОЕ ВЫМИРАНИЕ ПРЕКРАТИЛОСЬ!!! «Умирающая» нация вдруг перестала умирать.

В недавнем прошлом рождаемость в США была более чем на 75% выше, чем в России. Впечатляют скорость и масштабы сближения. С 2008 (кризисного!) года в России рождаемость увеличилась примерно на 10% в то время как в США снизилась примерно на 9%.

В момент прихода Путина к власти на стране висел хомут 500-миллиардного долларового внешнего долга. Сегодня этот долг выплачен, и мы не тратим колоссальных средств на проценты по нему. До Путина золотовалютных резервов было на 12,5 млрд. долларов, сегодня они уверенно перевалили за 500 млрд. долларов и стремительно нарастают дальше.

Личные вклады граждан в банках выросли с 1999 года в 20 раз. Нечто подобное было только при царе Александре III… Из импортера зерна (с советских ещё времен) РФ превратилась в крупнейшего экспортера зерна.

С точки зрения потребительской ценовой доступности (в расчете на среднюю зарплату) в наши дни по сравнению с 90-ми годами рынкоцида и гайдаровщины  сахарный песок стал доступнее в пять раз, хлеб  в полтора раз, кофе в 4 с половиной раза, пачка печенья "Юбилейного" стала доступнее вдвое.

Молоко стало доступнее простым людям в  полтора раза, сливочное масло в пять раз, мясо – в два раза, яблоки в 4 раза,  куриное яйцо в 4 раза,- красная икра сделалась доступнее вдвое. Вдвое доступнее по новым ценам с новыми зарплатами стали такие продукты, как майонез, сыр, сухое вино, одежда и обувь.

Это сразу же отразилось на потреблении: с 1999-го по 2009-й годы потребление мяса и птицы выросло в два раза, сыров – в три раза, растительных масел – в 2,3 раза и т.п.

Среднедушевое потребление энергии в России в 1999–2009 гг. также существенно выросло, и составляет ныне 6,4 тонны условного топлива.

Очень многое достигнуто буквально в последние годы. Например,  в 2012 году продажи масложировой продукции выросли сразу на 10%  по сравнению с предыдущим годом.

Путин ускоренными темпами ИНВЕСТИРОВАЛ В ПОТРЕБЛЕНИЕ ШИРОКИХ МАСС НАСЕЛЕНИЯ: через нацпроекты и маткапитал сразу в сферу потребления (минуя все  производственные циклы) ежегодно закачивались сотни миллиардов рублей. Другие деньги вливались в потребление через ускоренный рост зарплат в бюджетной сфере и сфере госсобственности. Они надавили на рынок, который стал поставлять населению под возросший платежеспособный спрос больше товаров и услуг.

 

***

С точки зрения либеральной оппозиции, настроенной на жесткий и бескомпромиссный РЫНКОЦИД все это баловство и потачки для «быдла». Надо, мол, прессовать народишко, как при Ельцине и Гайдаре. Для чего? Чтобы больше денег оставлять наверху, себе, любимым.

Рынкоцид воспринимает народ не как рынок сбыта товаров, а как конкурента элитам в их потреблении. Мол, все, что съел дворник, можно было присовокупить к расходам миллиардера, а так зря (для элит) пропало.

Основными орудиями Путина вместо традиционного в таких случаях развития производства стали ПРИРОДНАЯ И ИМПЕРСКАЯ РЕНТЫ, часть которых он вытащил из карманов элит и роздал бедным. Конечно, производство тоже нужно развивать, и оно отчасти развивается (см. ссылку[2]), но это долго, трудоемко и конфликтно. Природная и имперская ренты дают почти моментальный результат, поэтому они и были задействованы Путиным в первую очередь.

Природная рента – это сверхприбыль от реализации территориальных природных ресурсов. В условиях рынкоцида её кладут в карман только и исключительно верхи общества. При гайдарономике без разницы, сколько долларов стоит баррель нефти – рост его цены не пополняет ничьих карманов, кроме карманов кучки миллиардеров.

Имперская рента – это финансовая прибавка к доходам граждан, возникающая из лоббистских (пробивных) возможностей сильной державы, из повышенной защищенности экономических интересов бизнеса великой державы, из её влияния и давления в пользу своих с подавлением чужаков. Огромное единое экономическое пространство внутри империи так же служит генератором дополнительной прибыли хозяйствующих субъектов.

Возвращая России утерянные ею при Ельцине статус великой державы, Путин тем самым создал (и, что важно, распределил по карманам всех граждан) ИМПЕРСКУЮ РЕНТУ[3].

Партия РЫНКОЦИДА откололась от путинской вертикали власти (точнее, процесс раскола ещё продолжается) и все жестче начинает критиковать курс  президента, ОТКРОВЕННО ИДЕАЛИЗИРУЯ 90-е годы, то есть эпоху полностью победившего и безальтернативного рынкоцида, отголоски которого и сегодня нам аукаются страшными метастазами.

Например, из восторженного некролога А.Навального Е.Гайдару видно, что Навальный целиком и полностью поддерживает практику убийства людей голодом в самом прямом смысле слова, т.е. «голодомор» 1992-98гг. в России. И главная претензия Навального (что важнее – стоящих за ним сил) к Путину – в том, что голодомор прекратился, народ стал слишком затратен для элит, слишком много ест, исчезновение «шпор нищеты» сделало рабов (низшие классы общества) непокладистыми и прихотливыми. Это не нравится их работодателям, которые уже примерили на себя в 90-е годы тунику рабовладельцев. Например, инициативы миллиардера М.Прохорова в области трудового законодательства – совершенно рабовладельческие, а его аргументация – на уровне тех капиталистов, с которыми спорил ещё Маркс, т.е. на уровне XIX века.

А.Кудрин 25 апреля 2013 года заявил: «рост производительности труда должен опережать рост зарплат, а у нас все наоборот».

И эта позиция у РЫНКОЦИДЕРОВ давно! Ещё 2 апреля 2008 года Алексей Улюкаев сказал в открытую: «…у российских граждан слишком высокие зарплаты.  Сегодня рост зарплат в России действительно значительно опережает рост производительности труда».

«Темпы роста зарплат в России превысили производительность труда» - кричали «Ведомости» в 2012 году и пророчили дословно следующее: «Со следующего года предприятия должны задуматься либо об урезании зарплат, либо о сокращении персонала, предупреждают эксперты».

«До сих пор оплата труда росла слишком быстрыми темпами, намного опережающими производительность труда. Российская экономика в итоге проигрывает странам-конкурентам» - считают в Центре развития НИУ Высшая школа экономики[4].

Замдиректора этого Центра развития Валерий Миронов достаточно откровенно раскрыл разницу между биорыночной экономикой (стоящей на росте потребления всеми) и рынкоцидом (стоящим на сокращении потребителей с ростом потребления у оставшихся):

«Одной из парадоксальных причин опережающего роста зарплат является господдержка отдельных отраслей — машиностроения, автопрома. Государство вкачивает туда деньги… 3 тысячи госкомпаний демонстрируют завидный рост зарплат. Частный сектор с оглядкой на госкомпании, боясь оттока кадров, также «нажимает» на зарплаты, теряя на производительности»…

 

***

Иначе говоря, сторонники рынкоцида как отрицательное явление оценивают сам факт роста всеобщего благосостояния и механизмы достижения всеобщего роста потребления. Они открыто настаивают на «сбрасывании балласта» под которым имеют в виду миллионы своих соотечественников, по принципу – «все блага только нам, а остальным – ничего».

Творцам рынкоцида в России понравилась роль богов, которые решают одним движением пальца – кому из «гладиаторов» рынка труда жить, а кому умирать. Они хотят завладеть не только часами рабочего времени, но и телами, душами, судьбами и мыслями своего наемного персонала.

Эта позиция обуславливает ОСОБУЮ ОПАСНОСТЬ ЛИБЕРАЛЬНОЙ ОППОЗИЦИИ ПУТИНУ – при чем не столько для самого Путина, сколько для нас с вами, дорогой читатель. Это ведь не Путину, а нам с вами придется идти к ним на поклон (и принимать, не глядя, все их условия) под давлением чудовищного шантажа нищетой, если они победят.

Мы с читателем понимаем всю опасность рынка, как колюще-режущего инструмента (если он попадет в руки плохого человека, или хуже того – маньяка). Мы понимаем все угрозы, таящиеся в РЫНКОЦИДЕ, первый из которых убил английское крестьянство уже в 17 веке (а в Голландии рынкоцид свирепствовал уже в 16-м веке).

И все же – я не рекомендовал бы читателю увлекаться идеями антирыночной оппозиции. Чаще всего ими увлекаются те, кто хотел бы подавить паталогические личные интересы своего обидчика. Антирыночная позиция – продукт жестокой обиды и страшного обмана. Антирыночник думает: если личный интерес запретить, то мой обидчик, обманувший меня ради своей личной выгоды, не смог бы этого сделать.

Да, не смог бы. Как и вы ничего не сможете сделать по СОБСТВЕННОЙ ВОЛЕ. Конечно, если отрубить ноги, то человек не пойдет в плохие места, потому что вообще никуда не сможет идти. Антирыночник чаще всего и сам не замечает, что проклиная личный интерес своего обидчика, он и самого себя лишает права на личные интересы.

Поэтому мы и рискуем вызвать штормовой вал бешенных ругательств в свой адрес, утверждая, что в наши дни решения В.Путина оптимальны. Они подавляют как силы, склонные к отмене личности, так и силы, склонные к патологическому раздуванию собственных личностей, к мании величия отдельно взятых личностей, в условиях рынкоцида владеющих всем, даже жизнью и смертью людей.

 

 



[1] Я долго думал над этим, сравнивал данные, анализировал, и должен вам сознаться как на духу: я пришел к выводу, что антирыночная система исторически обречена.

Дело тут, конечно не только в занудном сравнении «Трабанта» и «Фольксвагена», «жигулей» и «тойоты», Южной Кореи с Северной и т.п. Иной раз сравнение бывает случайным совпадением, неудачной исторической коллизией.

Но, повторюсь, не в нем дело. Антирыночная экономика, как следует из её теории, и как мы все испытали на своей практике в молодости, ампутирует само понятие частной выгоды и личного интереса. А там, где нет личного интереса – с неизбежностью теряется и личность. В погоне за каким-то общим громадным проектом пропадает смысл отдельной человеческой жизни, человек теряет самоценность и становится деталькой от большой машины.

Антирыночные системы в смысле проектном добились огромых результатов в истории, но погибали всякий раз однообразно: через утрату людьми смысла жизни, равнодушие и безразличие людей, которым выше себя не прыгнуть и ниже себя не упасть. В антирыночных системах пропадают и страх и азарт, бытие напоминает могильный склеп: покой, стабильность, уверенность в НЕИЗМЕННОМ завтрашнем дне…

Один мой знакомый, сильно пострадавший от реформаторов-подонков, долго матерно ругался на Запад, который в «перестройку» его соблазнил. Перечислял соблазны Запада, и в итоге неожиданно сам для себя воскликнул:

-Получается, Запад соблазнил нас жизнью! Живой жизнью, оказавшейся такой притягательной для людей, ведущих образ жизни мумий…

Антирыночная система (и в этом её привлекательность) пытается запретить все основные человеческие пороки, принудить людей к добродетели, не доверяя им, жестко контролируя каждый их шаг. Порой на этом пути антирыночная система добивается больших успехов – люди действительно покоряются, из-под палки ведут себя, как бескорыстные праведники…

Нужно ли объяснять, как опасен СВОБОДНЫЙ выбор между добром и злом? Как соблазнительно запретить этот выбор, накрепко заколотить двери, ведущие в злой выбор, направить штыками конвоиров всех людей в добрый выбор…

Проблема, однако, в том, что без свободного выбора между добром и злом человек перестает быть человеком. Добродетель из под палки ничего не говорит о человеке, о его душе и нравах. Мало ли что делал человек со стволом, приставленным к затылку?! Никакое его дело в этом положении ничего не дает понять ЛИЧНО о нём самом…

Потому общество принудительной добродетели и теряет личность. Люди становятся безликими куклами. Если мы посмотрим на советскую статистику, то с удивлением увидим две расходящиеся линии. Одна – линия экономических показателей и благосостояния людей из года в год карабкается на графике вверх. Вторая – отражающая показатели моральной статистик – падает тем ниже, чем выше забирается первая! Чем больше благ у советского человека на руках – тем больше алкоголиков, тунеядцев, брошенных матерей-одиночек, разводов, абортов, «летунов» (лиц, постоянно меняющих работы) и т.п. Кто и как объяснит этот парадокс? Почему обогащение советских людей делало их не счастливее, а год от года несчастнее и дегенеративнее?

Избаловались от хорошей жизни? Целым народом – избаловались? Что, дети малые, что-ли? Или же причина в БЕСПЕРСПЕКТИВНОСТИ общества, где ампутирован в сознании образцового гражданина ВСЯКИЙ частный интерес, введена моральная презумпция виновности на всякое стремление к личному успеху? О тебе позаботится общество, сам о себе заботится не смей! Это аморально! Чем безалабернее и бесхозяйственнее был советский человек в личном быту (вплоть до неопрятности) – тем сильнее его уважали и считали за «о себе забывшего» праведника. Я же это помню… И вы, мой читатель, вспомните, если поскребете память…

 

[2] Даже либеральный «Коммерсантъ» (7.08.2013 г.) вынужден был сквозь зубы признать:  «…бурно росший импорт продукции машиностроения в июле 2013 года снизился относительно показателей прошлого года на 5,9%.  Сокращение… импорта автомобилей связано с насыщением рынка и с ростом локального производства. Снижается ввоз инструментов и электрооборудования.

Для «Комменсанта» это «отражения инвестиционного спада в промышленности летом 2013 года», т.е. ничего хорошего. На самом деле это прежде всего – импортозамещение инструментария и электрооборудования. РИА «Новости» 5.08. 2013 года сообщили, что корпорация "Силовые машины" увеличила свою прибыль за полгода на 21,4% На рост показателей повлияло действие инвестиционной программы по улучшению производительности. Прибыль лидера российского рынка силовых машин составила 190,5 млн долларов. Выручка увеличилась до 979,4 млн долларов.

Тот же «Коммерсантъ» между делом недовлольно признает: «динамику импорта из дальнего зарубежья формируют импортеры сырья (в первую очередь химического)». Иначе говоря, к нам ввозят сырьё для нашей химической промышленности в огромных количествах, что трансформирует вековечный образ России, как страны, вывозящей сырьё и  ввозящей промтовары. При этом продовольственный импорт находится на уровне 2012 года несмотря ни на какое вступление в ВТО, оказавшееся для Путина «политической хитростью»: вступить-то вступили, а отечественных товаропроизводителей стали защищать даже жестче, чем раньше…

[3] Для некоторых народов имперская рента является единственным источником существования. Так, например, современные Эстония, Латвия, Литва живут исключительно за счет имперской ренты, которую им выплачивает Американская империя.  Собственная экономика у этих стран… попросту отсутствует! Конечно, уровень жизни в них очень низок, но то, что они вообще как-то выживают, не имея никакой экономики (ни промышленности, ни сельского хозяйства) связано с организованными для них в качестве уплаты за русофобию платежами, вытекающими из американского геополитического могущества. Важно отметить, что в столицах получают больше имперской ренты, чем в провинции – только этим объясняется повышенный уровень жизни москвичей относительно других (в том числе и богатых сырьём) регионов РФ.

[4] Об этом 30 августа 2012 года писала  «Российская газета».

Просмотров: 771 | Добавил: ОО | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
  Українська Федерація   Главная   Регистрация   Вход  
Поиск

Календарь
«  Август 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Copyright MyCorp © 2022 Бесплатный хостинг uCoz